Глава 8. "Паутина сетей".

Было раннее утро, когда Симон и Люси вышли на опушку родного леса. Их удивила тишина - никто не распевал песен, не спорил по поводу сроков посева диких огурцов и не пытался догнать собственный хвост. На сосне, где располагалась библиотека, болталась табличка «Закрыто на неопределенный срок».  На перекрёстке сидел шериф Полосатингс, уткнувшись в светящуюся табличку. «Доброе утречко, шериф! - поздоровался Симон. - Куда это все подевались? Просто апокалипсис какой-то.» «Это не Окопалипсись. Это всё зайцы.» - мрачно сказал шериф и опять уставился в табличку.

«А что они натворили? - удивилась Люси. - Тихие такие детки, вроде бы.» Шериф ничего не ответил, но стал ещё сосредоточенней и засунул в рот кончик своего полосатого хвоста.

 

Решив, что от шерифа они всё равно ничего не добьются, Симон и Люси отправились к Маме Зайчихе. Над крышей заячьего домика не было дыма. Это было равносильно дождю из лягушек или какому-то другому стихийному бедствию - Мама Зайчиха постоянно пекла пирожки, а если не пекла, то варила суп, или на худой конец, гречневую кашу. Даже ночью из трубы сочилась запоздалая струйка дыма. Шерсть лиса от страха встала дыбом, но деваться было некуда, путешественники взялись за руки и толкнули дверь с симпатичным дверным молоточком в виде морковки, которую, впрочем, всё равно никто не запирал. 

В доме было ещё темно - кусты шиповника не впускали утреннее солнышко. Кроватки заек были застелены, а на диване… На диване сидели все трое, причём Мама Зайчиха и Ням-Ням спали, а Хрум-Хрум грыз чахлую морковку и смотрел в такую же светящуюся табличку, как у енота Полосатингса. 

Симон не выдержал, выдернул Хрум-Хрума с дивана и отняв табличку, стал расспрашивать. 

В двух словах произошло следующее. Во вторник зайцам пришла посылка - на конкурсе акростихов их стихотворение, по первым буквам которого можно было прочитать «Мы любим морковку», заняло первое место, и почтовая выдра доставила по реке приз - два запакованных в водонепроницаемые чехлы планшета. Вундеркинды быстро поняли что к чему, и скоро все обитатели леса побежали к ближайшему Торговому Дубу за планшетами и телефонами.

Три социальные сети - Мордочкин, ДавайЛапу, и НаХвостеСороки заняли абсолютно всё свободное время лесных жителей. Мордочкин полюбило, в основном, старшее поколение, которое целыми днями рассказывало там Поучительные Истории из Своей Жизни. ДавайЛапу освоила молодёжь, все разговоры, споры и даже драки которой теперь перешли в онлайн. А НаХвостеСороки постоянно появлялись фотографии всего на свете - ягодки клубники, ягодки земляники, мои старые тапочки, мои следы на тропинке.

Именно НаХвостеСороки больше всего пришлось по вкусу Люси. 

«Смотри, смотри! - теребила она Симона. - Вот просто прошлогодние яблоки. Их все видели сотни раз, они уже не очень красивые, побитые, помятые, даже есть не очень хочется. А теперь фокус - я кладу их на белую салфеточку, поворачиваю лучшей стороной, фотографирую - и опа! НаХвостеСороки появляются прекрасные яблочки, все удивляются, и где это я в мае их раздобыла и даже немножко мне завидуют.» «А разве это хорошо, когда завидуют?»  - не понял Симон. «Когда сильно завидуют, это плохо, а когда чуть-чуть, это приятно!» - улыбнулась Люси и ускакала фотографировать яблоки. 

Симон зашёл в Мордочкин и поразился - столько знаменитых астрономов, и всем можно написать, задать вопрос, поделиться своими догадками. В общем, к обеду лис и лягушка раздобыли гаджеты и влились в общий поток.

Прошло два дня. Опять было раннее утро, и Симону нестерпимо хотелось круассанов с земляничным джемом. Но пекарня была закрыта - пекарь Землеройка давала онлайн-мастер-класс по приготовлению маффинов. А чтобы сварить земляничный джем, нужно было набрать земляники, которой в этом году было видимо-невидимо - но сам лис участвовал в конференции о Сверхновых звёздах, зайчата играли фортепианный онлайн-концерт, а Мама Зайчиха смотрела видеоролики с рецептами выпечки. Симон вздохнул и постарался думать о звёздах, а не о круассанах. 

 

Подошло время обедать. Люси, грызя капустный листик, досматривала сериал. Когда он закончился, ей очень захотелось его обсудить - и не в ДавайЛапу, а по-настоящему, взахлёб, перебивая друг друга, размахивая лапками и делая страшные глаза. Но Сова, известная любительница сериалов, переписывалась с библиофилами из Нетряски, а Бабушка Овечка смотрела семинар «Как набирать петли быстрее ветра». 

Вечером обоим захотелось мороженого. Мороженое в лесу делала улитка - оно у неё было всех цветов радуги и с самыми невообразимыми вкусами - Морозный арбуз, Засахаренная луна, Лимонный ананас - и это ещё самые привычные. Но домик улитки был закрыт, а на двери пришпилена записка - «Ушла за новой приставкой». Зная улитку, друзья поняли, что это минимум на неделю. 

«Слушай! Тебе не кажется, что это всё неправильно?» - спросил лягушку вконец расстроенный Симон. «Что неправильно?» - удивилась Люси. «Ну…Вот это всё. Мы же перестали общаться друг с другом. Перестали ходить друг к другу в гости. Перестали замечать, что вообще вокруг происходит. А ведь май кончается, самый красивый месяц в году, деревья цветут, земляника первая поспевает, а мы и не видим всего этого - у меня схемы и графики на экране, ты яблоки и салфетки фотографируешь.» «А ты прав, - грустно сказала Люси. - Но что же делать? Не отнимешь ведь гаджеты у всего леса?» «А как они работают, эти гаджеты? Что их…соединяет в эту Сеть?» «А, так это мухоморная станция. Вон там, на болотце. Мухоморы растут, энергия вырабатывается, и Сеть питается. Засасывает нас.»

 

Ночью на болото пробрались два злоумышленника в масках. Один был побольше, и с хвостом, а второй маленький, и передвигался прыжками. Что-то они подвинули, что-то переставили, что-то и вообще отломали. И на утро весь лес проснулся в другом мире. Сети не стало. Невозможно было войти в ДавайЛапу и в Мордочкин, нельзя повесить фотографии НаХвостСороки. Все,  конечно, возмущались, а больше всех Люси и Симон. Но к полудню всё как-то наладилось. Мама Зайчиха испекла для всех большой земляничный пирог, зайчата пообещали вечером поиграть на Концертной поляне джаз, а шериф Полосатингс предложил исполнить партию ударных. «Но классные лекции в Сети есть, столько всего нового узнал» - мечтательно сказал Симон, уплетая пирог. «А я с принцем познакомилась. Ну, почти принц. Герцог, вроде бы из Кваленисии» - добавила Люси. «Знаешь, давай как-нибудь эту Сеть починим. Но пусть она работает с большими перебоями. Чтобы и пироги печь время было, и поболтать, и на звёзды полюбоваться.» «Давай! Но как-нибудь потом, ага?» - попросила Люси. «Хорошо! Как-нибудь потом.» - согласился Симон, и слизнул с носа капельку земляничного джема.

Яндекс.Метрика